Содержание материала

Откровение Бога человеку

Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (Ин. 5:39; 2 Тим. 3:16, 17).

 

Книга Иова, как и вся Библия, - это книга о Любви Господа к человеку и ко всему творению. От самого начала Творец установил принципы любви и справедливости как основу Своего правления (Пс. 88:15) и дал их жителям Вселенной как Свой закон.

 

«Этот закон был нарушен еще на небе. Начало греха - в эгоизме. Люцифер, осеняющий херувим, захотел быть первым на небе. Он стремился к власти над небесными существами, чтобы отдалить их от Творца и заставить поклоняться себе. Для этого он представил им Бога в ложном свете, обвинив Его в стремлении к самовозвеличению.

 

Свои собственные порочные наклонности он приписал любящему Творцу. Так он ввел в заблуждение ангелов и людей, заронив в них недоверие к Слову Божьему и заставив сомневаться в Его доброте. Поскольку Бог преисполнен необыкновенного величия, а сущность Его - правосудие, то сатана заставил людей думать, что Он [Бог] жестокий и не прощающий. Ему удалось обмануть первых людей и склонить их на свою сторону, принудив восстать прeeтив Бога. И море страданий затопило землю.

 

Утратив истинное представление о Боге, земля погрузилась в духовный мрак. И для того, чтобы рассеять тьму, чтобы мир мог вновь обратиться к Богу, необходимо было сокрушить сатанинское обольщение. Но этого нельзя было сделать силой. Применение силы противоречит основам Божественного правления. Бог желает только служения, основанного на любви, а к любви нельзя принудить. Любовь можно вызвать только любовью. Знать Бога - значит любить Его. Поэтому и необходимо было открыть характер Бога, противоположный характеру сатаны» (102, 8-9).

 

До пришествия на землю Сына Божьего, кроме Которого никто не мог раскрыть характер Своего Отца в полноте, Господь открывался людям через жизненные опыты с Богом и через непосредственные откровения во снах и видениях, которые собирались, пересказывались и записывались верными детьми Божьими со времен Адама.

 

Что же мог знать Иов, живший две - три тысячи лет спустя после грехопадения человека, о подобном противостоянии добра и зла во Вселенной?

 

Что мог знать Иов?

 

Хотелось бы верить, что в те далекие времена истина, которая передавалась из уст в уста, не обрастала всякими предположениями и домыслами. Но, к сожалению, человек мало изменился за последние несколько тысяч лет. Да и дьявол, стремящийся всячески исказить истину, не дремал. Тем не менее Иов, как и мы сегодня, вполне мог отличить истину от лжи. В то время уже существовало множество различных легенд, так или иначе представляющих противостояние двух сил - добра и зла. Некоторые из них, например, легенда о море Тиамат (55, Левиафан. 43), нашли свое отражение в словах Иова (7:12). Если же попытаться оценить имеющиеся знания об этом на основании Книги Бытие, которая описывает весь период от сотво- рения до конца патриархального времени, то нам откроется весьма немногое. Напрасно древний Едемский змей обещал большие познания в области добра и зла. На самом же деле, кроме горьких опытов последствий греха он не дал человеку ничего больше, да и не мог. Разве что он лишь совершенно извратил понятие человека о добре, сместив акцент так, чтобы человеку сложно было различить истину.

 

А что же Бог? Бог изначально шаг за шагом учил человека тем истинам, которые мы знаем сегодня. Этот процесс схож с тем, как мы учим детей, постепенно раскрывая перед ними все большие горизонты, а не стремимся с самого рождения обременить их всевозможными научными фактами и философскими измышлениями.

 

Важно заметить, что еще при творении человека Господь дал ему возможность понять не только то, что зло существует, но и то, что оно подконтрольно. Но человек настолько беззащитен перед его силой, что необходимо было удерживать его от познания зла. И хотя этот факт уже предполагал наличие борьбы или противостояния добра и зла, но об этом еще не было сказано вслух. После падения человека Господь раскрывает Свой план борьбы. Он обещает Адаму наследника, Который, хотя и пострадает сам, но все же сумеет поразить зло окончательно (Быт. 3:15). Безусловно, это еще не говорит нам о происхождении зла и о характере борьбы, но здесь нам дается заверение в том, что Творец Вселенной могущественнее любого источника зла, которое, в свою очередь, не является чем-то безобидным.

 

Сегодня у нас возникают вопросы, насколько прав был Господь, не открывая человеку, жившему в период Ветхого Завета, всей истины о восстании на небе. Более того, почему Он заявил об этом открыто только в последней книге Библии (Откр. 12:7-9). Может, зная это, Адам не поддался бы искушению? Впрочем, нам ничего не известно о том, что было открыто Адаму, который свободно общался со своим Творцом в те недолгие дни пребывания в Едемском раю. Думаю, будет разумным предположить, что люди как до, так и после потопа имели доступ к более обширной информации об этом, нежели та, что открыта в третьей главе первой книги Библии. Эту мысль подтверждает упоминание о свидетельствах Еноха, не вошедших в канон Священного Писания (Иуд. 1:14). Мы понимаем, что устная традиция, хотя и с большими искажениями, несла сквозь века обилие знаний, которые мы сегодня вынуждены собирать по крупицам. В то же время Дух Пророчества открывает нам, что «наши прародители были предупреждены о грозившей им опасности. Небесные вестники познакомили их с историей падения сатаны, предупредили о его коварных замыслах погубить их, во всей полноте раскрывая перед ними природу Божественного правления, которое сатана намеревался свергнуть» (100, 28). Вне сомнений, Господь всегда оставался справедливым по отношению к людям, предоставляя каждому равные возможности и достаточные знания, необходимые для того, чтобы устоять против сил зла и одержать победу на своем фронте Вселенской борьбы.

 

Иов жил в эпоху Завета, утвержденного на крови жертвенных животных. Принося всесожжения за свою семью, он размышлял о Том, Кто стоял за этим агнцем, закланным на его семейном алтаре, и о причинах, заставляющих проливать невинную кровь. Может ли быть, что он все же знал гораздо больше об этой борьбе, чем нам открыто в скупых строках Книги Бытие? Надеюсь, что Книга Иова поможет уяснить этот вопрос.